line decor
     Е.В. Шнайдштейн
line decor

 

 

 

 


Большую часть своей активной жизни Евгения Вульфовна Шнайдштейн посвятила археологии, внеся заметный вклад в разработку многих проблем в изучении прошлого Северного Прикаспия. Мы, все астраханские археологи, с полной уверенностью можем считать Евгению Вульфовну своей учительницей, которая смогла сделать для нас главное – направить по нужному пути, поддержать и поощрить стремление к изучению прошлого. В связи с этим хочется ещё раз вспомнить этапы её научного пути. Интересы Е.В. Шнайдштейн определились на первом курсе исторического факультета Астраханского пединститута во время занятий по археологии, которые вел директор Астраханского краеведческого музея Владимир Александрович Филипченко. С большим уважением и благодарностью Евгения Вульфовна отзывается о своих археологических наставниках - Валентине Павловиче Шилове, Германе Алексеевиче Федорове-Давыдове, в экспедициях которых определилось направление научного творчества Евгении Вульфовны - древности Северного Прикаспия эпохи средневековья. К настоящему времени она опубликовала уже 50 работ. В 1976 году она защитила кандидатскую диссертацию на тему: "Археологические памятники поздних кочевников Нижнего Поволжья IX - ХV вв. как источник по проблеме этногенеза астраханских татар", в которой было учтено и проанализировано 700 поволжских погребальных комплексов средневековых кочевников, объединенных в каталог, приложенный к тексту работы. Диссертация заслужила положительный отзыв С.А. Плетнёвой: "диссертация посвящена исследованию материалов, до сих пор фактически мало доступных ученым, работавшим над близкой проблематикой. ... Предложенная автором типология погребальных обрядов значительно удачнее всех предыдущих. … Автору блестяще удалось разделение инвентаря кочевнических могил на три хронологические группы. ... Выводы получились вполне добротные и убедительные, диссертант убедительно выделила и датировала три хронологические группы; I — Х-XI вв., II – XII - начало XIII вв., III - вторая половина XIII - Х1V вв. Так позволяет говорить прекрасно обработанный автором материал. Диссертант убедительно и интересно раскрывает, анализируя археологический материал и письменные свидетельства, этнический состав населения того периода. … Включение отчетных материалов из собственных раскопок сделано очень органично... Диссертант показала этой частью работы не только прекрасную полевую подготовку, но и блестящее умение обобщать сделанные в поле наблюдения, сделать их историческим источником. … Глава о социально-экономическом развитии и сложении этнической общности астраханских татар написана интересно, и в ней более, чем в других разделах чувствуется увлеченность автора материалом и источниками. Очень широко используются и привлекаются в главе этнографические данные, в том числе и лично автором собранные. Так, впервые в отечественной археологии детальному разбору подверглись все категории инвентаря и элементы погребального обряда поздних кочевников Нижнего Поволжья. Кроме этого, автором ставятся и решаются разнообразные конкретные задачи, связанные с процессом формирования обособленной тюркоязычной группы татар Нижнего Поволжья, называемых обычно астраханскими".


Евгения Вульфона Шнайдштейн
и сер Леонард Вулли
в экспедиции в Калмыкии

 

А.В.Гадло считал, что "исследование Е.В.Шнайдштейн, представленное в качестве кандидатской диссертации так же, как и её работы, предшествовавшие этому исследованию, должны занять в истории изучения Восточно-Европейского Юго-Востока заметное место". Е.В.Шнайдштейн является первым кандидатом наук - археологом в Астрахани, организатором и первым председателем Астраханского областного общества краеведов, бессменным председателем ученого Совета краеведческого Музея, доцентом Астраханского педуниверситета и первым его преподавателем археологии. Е.В.Шнайдштейн способствовала зарождению нового направления, которое зародилось на стыке археологии, истории и этнографии и позволило расширить возможности исторических реконструкций на основе исследуемых археологических объектов. Самостоятельные раскопки Е.В. Шнайдштейн начала в 1969 г. на буграх Кан-тюбе и Тумак-тюбе в низовьях Волги, где были обнаружены средневековое поселение, керамические горны и могильник. В связи с угрозой разрушения памятников были предприняты их охранные раскопки. На поселении Тумак-тюбе оказалось восемь жилищ с очагами и канами. В заполнении землянок и ям была обнаружена неполивная красноглиняная керамика ХIV в., железные предметы, кости животных и рыб. Было раскопано девять гончарных обжигательных печей, вся найденная в печах неполивная керамика из красной глины сделана на гончарном круге. Е.В. Шнайдштейн пришла к выводу, что посуда керамических горнов на Кан-тюбе, идентичная найденной на поселении Тумак-тюбе, имеет аналогии в широком круге памятников золотоордынского времени на Нижней Волге и может быть датирована XIV в. В ходе раскопок Е.В.Шнайдштейн установила, что подъем ремесленного производства наблюдается не только в городах Золотой Орды, но и в сельской округе. Если гончары-ремесленники крупных городов Золотой Орды специализировались на изготовлении богатой парадной поливной посуды, то сельские ремесленники работали на удовлетворение потребностей основной массы жителей Золотой Орды – бедняков, земледельцев и скотоводов, могильник которых был обнаружен на бугре Кан-Тюбе, где исследовано 145 погребений. Е.В. Шнайдштейн выявила характерную особенность нижневолжской кочевнической культуры, состоявшую в том, что, несмотря на распространение единой монотеистической религии, у кочевников, даже переходящих на оседлый образ жизни, не наблюдалось унификации погребальных обрядов вплоть до позднего средневековья. В 1970 г. Черноярский отряд Астраханском экспедиции Ленинградского отделения Института Археологии АН СССР и Астраханского краеведческого музея под руководством Е.В. Шнайдштейн произвел обследование зоны строительства Черноярской оросительной системы и охранные раскопки курганов под Черным Яром. Было исследовано 10 курганов, содержавших 23 погребения различных хронологических периодов. Уникальные вещи были найдены в коллективном захоронении сарматского времени (женщины с двумя детьми): литой бронзовый котел, два массивных золотых витых браслета с концами, оформленными в виде головок баранов, две золотые орнаментированные височные подвески и две золотые гривны. Многочисленные курганы, раскопанные Е.В. Шнайдштейн в 70-80-е годы, позволили сделать вывод о непрерывности заселения Северного Прикаспия древними племенами, начиная с эпохи бронзы вплоть до позднего средневековья.

По приглашению Калмыцкого научно-исследовательского института языка» литературы, истории Е.В. Шнайдштейн в 1974 - 1976 гг. производила археологические раскопки в зоне строительства Калмыцко-Астраханской оросительной системы. В 1974 г. на территории будущего Южного Черноярского водохранилища выявлено и исследовано 53 кургана, содержавших разновременные погребения. Большая часть исследованных погребений относилась к позднесарматскому времени, в них были найдены орнаментированные кувшины с зооморфными ручками, горшки, курильницы, всаднические мечи, ножи, бронзовые фибулы, пряжки, зеркала, бусы. В 1975 г. здесь же было исследовано 22 кургана, в них наибольший интерес представляли позднекочевнические погребения, особенно погребение № 1 кургана 3 (XIV в.). В нем было обнаружено 20 предметов, среди них железные стремена, пряжки, удила, серебряные монеты. Берестяной колчан с орнаментированными костяными накладками был уложен на левую руку погребенного мужчины, в нем лежало пять железных черешковых наконечников стрел длиной 5 см, направленных остриями вверх, всю лицевую поверхность колчана покрывали костяные пластины с горизонтальными поясами орнамента. В первой сверху орнаментальной зоне изображались три оленя с поджатыми ногами и большими рогами. Во второй зоне изображен бегущий дракон с раскрытой пастью и хвостом, обвитым вокруг задней ноги. В третьей зоне - два оленя в геральдической позе и олень с ветвистым рогом. Под фризом с оленями из третьей зоны располагалось изображение идущего животного с повернутой назад рогатой головой. В нижнем ярусе имелись фрагменты костяных накладок со спиралевидным орнаментом. Обкладка описанного колчана представляет собой образец золотоордынского декоративно-прикладного искусства.

В древности в Китае, Корее, Юго-Восточной Азии, Японии дракон считался божеством воды, способствующим плодородию, а позднее стал символом власти. Дракон был одним из самых распространенных образов и в средневековой Монголии. При раскопках древнемонгольских и золотоордынских городов найдено множество изображений драконов, выполненных в самой разной технике. Изображение дракона на костяной обкладке колчана отражает представления, бытовавшие в среде тюркоязычных кочевников в средние века. Е.В. Шнайдштейн считает, что дракона изобразили на колчане как покровителя и защитника, а захороненный в кургане монгол был, видимо из рода чингизидов. Колчаны хорошей сохранности встречаются редко. Найденный в Калмыкии колчан позволил восстановить почти всю композицию. Орнаментированные обкладки колчана отличаются высоким мастерством исполнения. Найденный Е.В. Шнайдштейн колчан представляет значительный интерес не только для археологов и историков, но и для искусствоведов, изучающих средневековую культуру. В 1976 г. Е.В. Шнайдштейн возглавляет экспедицию Калмыцкого научно-исследовательского Института языка, литературы и истории, которая обследовала зону строительства Сарпинской оросительной системы. Исследовалась курганная группа из 50 насыпей на берегу озера Ханата, входящего в систему Сарпинских озер, на границе Сарпинского и Малодербетовского районов Калмыкии. Большая часть погребений эпохи бронзы относилась к срубной культуре, наличие которой на данной территории до раскопок Е.В. Шнайдштейн исследователи Калмыкии отрицали. В результате раскопок в Калмыкии Евгении Вульфовне удалось уточнить границу расселения племен срубной культуры, отодвинув её намного южнее известной. Получило известность у специалистов савроматское погребение 22 из кургана №5, где найдены железный меч и клык кабана с отверстием для подвешивания. Острие клыка оформлено в виде птичьей головы с глазом и длинным клювом. В центре широкой плоскости клыка - резное изображение хищника кошачьей породы, на широком поле - стилизованное изображение птицы. Обилием инвентаря отличались среднесарматские погребения. В погребении № 2 кургана 8 вдоль костей рук и позвонков погребенного мужчины обнаружено 59 золотых цилиндрических пронизок, кроме этого - срез бивня мамонта, серебряную бляху и 5 керамических бус. Одновременно исследовалось поселение на берегу озера Ханата, названное Заханата по ранее существовавшему здесь калмыцкому поселку. Собран подъемный материал, в том числе многочисленные обломки лепной и гончарной керамики, кремневые орудия, кости животных. На поселении выявили наличие двух культурных слоев: нижний слой (0,1 – 0,35 м) содержал фрагменты лепной керамики эпохи бронзы; верхний (0,1 - 0,5 м) -обломки гончарной сероглиняной керамики, иногда украшенной линейным или волнистым орнаментом эпохи средневековья, это было первое двухслойное поселение, исследованное в Калмыкии. После полевого сезона 1976 г. Евгения Вульфовна возвращается в Астрахань, в свой родной педагогический институт, где была зачислена на должность старшего преподавателя, и где до сих пор она преподает археологию на историческом факультете. В 1981 г. Е.В.Шнайдштейн избрана на должность доцента кафедры истории России. В 1978 г. экспедиция Астраханского педагогического института под руководством Е.В. Шнайдштейн вела раскопки городища в поселке Мошаик на восточной окраине Астрахани. Культурный слой городища делился на два горизонта: верхний, толщиной до 30 см и нижний - до 50 см, Верхний горизонт отделялся от нижнего тонким сдоем чистого речного песка. Исследовался дом оригинальной конструкции с подпольем, выстроенный из сырцового кирпича. На стене подполья сохранились следы обмазки и побелки. Дом обогревался очагом. Топочный канал проходил вокруг дома, через этот канал тёплый воздух проникал в специально оставленные между кирпичами стены промежутки (в ширину одного кирпича), обогревая пол дома и подполье. В восточной стене подполья между сырцовыми кирпичами обнаружена серебряная монета золотоордынского времени. В заполнении дома и на городище найдены многочисленные обломки красноглиняной золотоордынской керамики, иногда лощёной, часто украшенной волнистым или линейным орнаментом. Находки поливной керамики немногочисленны. Верхний горизонт городища Мошаик датируется концом XIV - ХV вв., нижний - до середины XIV в. Е.В. Шнайдштейн пришла к выводу, что с середины XIV в., когда уровень Волги был выше современного, жители покинули город и вернулись сюда в 70-е годы XV в., когда начался спад воды. В 1979 г. проводились разведки в Наримановском районе Астраханской области для составления карты археологических памятников, т.к. планомерные исследования в этом районе ранее не проводились. Хронологический диапазон найденных памятников - от эпохи бронзы до позднего средневековья. Большинство из них относится к золотоордынскому времени и располагается на буграх Бэра - продолговатых холмах длиной до 8 км, шириной до 250 м, высотой до 10 м, тянущихся с востока на запад. Эти возвышенности представляют собой остатки дельты древней Волги и почти на всех Бэровских буграх обнаруживается красноглиняная гончарная керамика золотоордынского времени, иногда с линейно-волнистым орнаментом. Весной, во время подъема волжской воды, большинство Бэровских бугров не затоплялось, они превращались в острова, где спасалось местное население. С 1981 г. начались исследования на севере Астраханской области. Для раскопок выбрали курганную группу, расположенную на надпойменной террасе левого берега Ахтубы у села Успенка в Ахтубинском районе, где строился животноводческий комплекс, и курганы подвергались распашке. В 18 курганах исследовано 18 позднекочевнических погребений и одно позднесарматское (погр.1 кургана 5). Последнее находилось в могиле с подбоем. Погребенная женщина лежала на дне подбоя вытянуто на спине, головой на север, в головах стоял неорнаментированный сероглиняный лепной горшок с округлыми боками, в нем найдены три янтарные кольцевидные бусины и 11 светлых пастовых кольцевидных бусин, аналогичных найденным на шее погребенной. Шею украшало ожерелье из 46 бусин (18 янтарных кольцевидных, три сердоликовых плоских двенадцатигранных, 22 светлых пастовых и три зонных, из голубого стекла). Слева от черепа найдено круглое серебряное проволочное одновитковое височное кольцо. Под черепом - круглое серебряное височное кольцо с восьмивитковой подвеской в центре, на черепе лежала железная фибула. С 1982 г. начались раскопки в зоне Владимировской оросительной системы в Ахтубинском районе Астраханской области, где были раскопаны пять курганов в 175 м к востоку от дороги Волгоград-Астрахань и в 300 м северо-восточнее километровой отметки 300/176, содержавших 54 разновременных погребения. Древнейшие из них относились к эпохе бронзы. В погребении 32 кургана 1 сарматского времени найдены две золотые спиралевидные подвески, гешировые колесовидные бусы, костяная ложечка и сероглиняный кувшин. В средневековом женском погребении №15 кургана I рядом с костяком умершей лежали череп и ноги коня. Погребённую сопровождало множество вещей, в том числе бусы, железный нож, глиняное пряслице, бронзовая пряжка, серебряная бляха с сердоликовой вставкой, две золотые луновидные подвески. В 1983 г. продолжались охранные раскопки в зоне строительства Владимировской оросительной системы в Ахтубинском районе Астраханской области не левом берегу Волги. У села Бутырки обнаружили городище золотоордынского времени, где были обнаружены обломки красноглиняной и сероглиняной гончарной неполивной керамики, в том числе с волнистым и линейным орнаментом, единичные фрагменты красноглиняной керамики с зеленой поливой, кашинных сосудов бирюзового кобальтового цветов, обожженные кирпичи, шлаки. Рядом с городищем располагался могильник из 32 курганов. В 10 курганах под насыпями были расчищены выкладки из сырцового кирпича вокруг безинвентарных средневековых погребений, в одном кургане оказался мавзолей. Развалины мавзолея покрывал мощный слой извести, битого обожжённого кирпича, поливных кашинных изразцов ультрамаринового, бирюзового, белого, реже - жёлтого и кирпично-красного цветов. В обширной могиле сохранилась лишь нижняя часть склепа из жженого кирпича (23х23х5 см), уложенного на высоту 13-ти рядов. На дне могилы обнаружили костяки двух погребенных, лежавших головами на запад вытянуто на спине. Заполнение могилы состояло из известковой крошки, обломков жженых кирпичей и поливных кашинных изразцов ультрамаринового, бирюзового, белого, желтого и кирпично-красного цвета, среди которых найдена бронзовая серьга в виде знака вопроса с жемчужиной на конце и чёрной бусиной в средней части. В 1984 г. раскопки мавзолея продолжались, исследовалось помещение №2 (зиарат-хана мавзолея), заполненное белой известью, битым обожженным кирпичом и обломками поливных изразцов на кашине. Оно представляло собой прямоугольную комнату, вытянутую по линии восток-запад, размером 1О х 7,5 м. По внешним углам мавзолей, видимо, был фланкирован башнями. Стены мавзолея оканчивались пилонами. В материке по размеру пилонов были сделаны углубления диаметром 2 м, заполненные обломками обожжённого кирпича. Мавзолей относится к золотоордынскому времени. Кроме мавзолея, исследовано 7 курганов с кольцевыми и прямоугольными оградками из сырцового кирпича. Три кургана, насыпанных в эпоху бронзы, исследовано у села Успенка. Погребения срубной культуры в кургане №1 располагались по кругу вокруг условного центра. Инвентарь был представлен керамикой баночного типа. В сарматских погребениях найдены керамика, мечи, бусы, обломки бронзовых зеркал. В 2,9 км к юго-востоку от села Успенка было обнаружено грунтовое ямное бескурганное погребение, характерное для степного населения Хазарского каганата в VIII – нач. IX в. Важным признаком этих захоронений является ритуальное разрушение скелета, которое было зафиксировано в данном погребении. Но, как полагает Евгения Вульфовна, судя по вещам, это одно из наиболее поздних погребений, которое можно связывать с населением каганата. Погребённая – женщина зрелого возраста – лежала на дне ямы головой на запад, кости её были смещены, шейные позвонки обнаружены за черепом. Около черепа найдена серьга в виде несомкнутого кольца, на крестце – обломок железной пряжки, на запястьях – бронзовые пластинчатые браслеты с выпуклым точечным орнаментом и следами серебряных накладок. На пальце правой руки был надет серебряный щитковый перстень с сердоликовой вставкой. На тазовых костях, руках и ногах сохранилась ткань тёмно-бордового цвета от длинной одежды в складку. Ткань расшита бисером и украшена 225 серебряными с примесью меди бляхами и тремя деревянными бляхами, обтянутыми золотой фольгой. В 1985 году продолжались исследования в зоне строительства Владимировской оросительной системы в Ахтубинском районе Астраханской области. В 4 км к востоку от села Бутырки раскопано 10 курганов с круглыми и квадратными подкурганными сырцовыми оградками и безынвентарными погребениями. Рядом с уже иследовавшимся мавзолеем были выявлены жилые помещения – наземные и углублённые в материк – от которых сохранились сырцовые конструкции, суфы с канами и очагами, а также полы, покрытые плотной глиняной обмазкой. В заполнении землянок найдена красноглиняная керамика XIV века с линейно-волнистым орнаментом. Рядом с землянками обнаружены две одинаковые по конструкции небольшие подковообразные печи, выложенные из битого обожжённого кирпича на глине. Недалеко от них была исследована печь для обжига кирпича. Хорошо сохранилась нижняя топочная камера цилиндрической формы диаметром 2,3 м без опорного столба, выложенная "вперевязку" из обожжённого кирпича. В заполнении печи обнаружены обломки кирпичей, красноглиняной гончарной посуды, шлаки. Оосбый интерес представляет ещё одна крупная печь для обжига кирпича, шедшего на возведение мавзолея. Прямоугольная в плане печь была сложена из обожжённого кирпича размером 35х35х5 см. Хорошо сохранилась заглублённая в землю топочная камера прямоугольной формы длиной 6 м и шириной 4 м при высоте 2 м. Она представляла собой семь параллельных арок из кирпича, обмазанного глиной, перекрывавших центральный продольный топочный канал. Арки служили основанием пода обжигательной камеры. В верхней камере производился обжиг, о чём свидетельствует большое количество бракованного кирпича, встречавшегося здесь. Размеры кирпичей расположенного рядом мавзолея и кирпичей – остатков производства, обнаруженных в печи, оказались идентичны. В 1987 году экспедиция Астраханского пединститута, возглавляемая Е.В.Шнайдштейн, проводила исследования в Икрянинском районе Астраханской области, расположенном в дельте Волги. С юга он омывается Каспийским морем, с северо-запада - подстепными ильменями, где археологических находок не нашли. Все обнаруженные археологические памятники, многие из которых найдены школьниками под руководством П.В.Герасёва, работавшего в то время учителем средней школы в селе Оранжереи, расположены на буграх по правому и левому берегам реки Бахтемир. Почти на всех буграх нашли красноглиняную гончарную керамику золотоордынского времени. Установлено, что ниже Астрахани, где от Волги ответвляется русло реки Бахтемир, по левому, дельтовому, берегу тянулась окультуренная полоса, почти сплошь занятая пастбищами, садами, возделанными полями (о чем говорят находки чигирных сосудов), населёнными пунктами. Здесь были расположены небольшие города, деревни, отдельно стоявшие усадьбы, мавзолеи, которые к настоящему времени разрушены в связи с активной мелиоративной и строительной деятельностью.
Исследованы самые южные из известных в то время археологических памятников эпохи средневековья на Волге - поселение золотоордынского времени на бугре Большой Толчин и Чертово городище, которое, по мнению Е.В. Шнайдштейн, было морским портом Золотой Орды, перевалочной базой, ближе всех раположенной к морю. Поверхность городища усыпана сотнями обломков красноглиняной гончарной керамики, десятками фрагментов поливных кашинных сосудов, железными изделиями, шлаками,. кирпичами, среди которых найдено десять монет золо-тоордынского времени. Золотоордынские поселения занимают всю поверхность бугров Малый Толчин, Малый Хаджи, Большой Маячный около села Маячное и бугра Шантемир на окраине поселка Ильинка. Грунтовый могильник без видимых надмогильных сооружений обнаружили на бугре Большой Хаджи в 2,5 км северо-восточнее села Маячное. Следы мавзолея сохранились на бугре Габбас-тюбе. Остатки горнов, видимо, для обжига кирпича, прослежены на соседнем бугре Долгий. Изучение памятников, исследованных Е.В. Шнайдштейн в Астраханской области, позволило осветить некоторые стороны социально-экономической истории данного региона в древности.

В 1988 г. экспедиция Астраханского пединститута, возглавляемая Е.В.Шнайдштейн, производила раскопки курганной группы № 37 в зоне строительства канала Волга - Чограй в Яшкулъском районе Калмыцкой АССР. Раскопано 14 курганов, в них исследовано одиннадцать погребений эпохи бронзы. одно - ямное, остальные - катакомбные, двенадцать - сарматских и два средневековых (XIII - XIV вв.) В погребениях катакомбной культуры обнаружены бронзовые ножи, шилья, бусы, сосуды реповидной формы, курильницы, глиняную воронку, костяные кольца, каменные песты. В сарматских погребениях обнаружены предметы вооружения - короткие железные мечи, в основном, с прямым перекрестием и кольцевидным навершием, втульчатые и черешковые наконечники стрел. Орудия труда и быта представлены железными ножами и глиняными пряслицами, каменными точильными плитами, бронзовыми зеркалами, пряжками. Серебряная пряжка с шаровидными умбонами по краям найдена в погребении 3 кургана 5. Предметы украшения представлены бусами и уникальной золотой антропоморфной серьгой с диском на ушастой голове, обнаруженной в погребении 8 кургана 6. Здесь же найдена алебастровая чашечка, чернолаковый сосуд с двумя ручками и другие предметы. Курган 2был насыпан над захоронением средневекового воина, совершённым в подбое головой на северо-восток, с черепом и ногами коня расположенными рядом. В погребении найдены железные стремена, удила, кресало, пряжки, черешковый плоский наконечник стрелы, а также костяные наконечники стрел и рукоять плети, берестяной колчан и бронзовая чашечка. Аналогичные чашечка, бронзовая серьга в виде вопросительного знака, бусы, железные ножницы обнаружены в соседнем кургане №12 со внутренним подкурганным ровиком, заполненным желтой глиной. Исследования, проведенные археологической экспедицией Астраханского пединститута под руководством Е.В. Шнайдштейн , в которых принимали активное участие студенты истфака, позволяют воссоздать древнейшую историю Северного Прикаспия. Материалы многих раскопанных Е.В.Шнайдштейн памятников получили широкую известность в научных кругах. Она щедро делится своими материалами, помогая молодым исследователям консультациями. Обилие находок, сданных ею в музеи Астрахани и Элисты позволяют создать там прекрасные археологические выставки фондов, что сделало бы данные материалы доступными для исследователей. Отойдя в последние годы от активной археологической полевой работы, Евгения Вульфовна помогает советами своим ученикам и коллегам, продолжает преподавать археологию в педагогическом университете, используя новейшие разработки археологических проблем и вводя в свои лекций сведения о современных достижениях в археологии. Подводя сегодня промежуточный итог деятельности Е.В. Шнайдштейн, хочется пожелать ей здоровья, долголетнего творчества, успехов в подготовке высококвалифицированных кадров историков.

Д.В.Васильев,
П.В.Герасёв,
Р.А.Таркова


 

 

             
Hosted by uCoz