line decor
     Э.Д. Зиливинская
line decor

 

 

 

 

Зиливинская Эмма Давидовна

<<< Консилиум

Самосделка

 

Зиливинская Эмма Давидовна, кандидат Исторических наук, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, начальник Самосдельской экспедиции.

Эмма Давидовна является старейшим археологом из копающих в настоящее время в Астраханской области. Она родилась еще в прошлом веке на Украине, в городе Умани. С детских лет ее тянуло ко всему необычному, и в выборе профессии она колебалась между спелеологией, палеологией и океанологией. Но судьба распорядилась иначе. Чудесным образом она познакомилась с В.Л.Егоровым, и еще в школьные годы была завезена им в Поволжскую экспедицию на раскопки Водянского городища. Встреча с маститыми учеными - профессором Г.А.Федоровым-Давыдовым, В.В.Дворниченко, Т.В.Гусевой и Л.М.Носковой (последние были в то время молодыми веселыми аспирантками) потрясла неокрепшую детскую душу. Не последнюю роль в этом сыграла и романтическая обстановка: суровая жизнь в дырявых палатках на голой земле, изнурительная работа под палящим зноем, безумные вопли у ночного костра, называемые пением, обилие летающих и ползающих гадов, ураганы, засуха, мор от «брюхопузита». Все сомнения в выборе дальнейшего пути были отброшены, а идеалом, к которому нужно стремиться на долгие годы стал «бронзоволикий» Вадим Леонидович Егоров. Эмма изо всех сил старалась так же хорошо отличать сырцы от сырцового развала, так же виртуозно владеть зачистной лопатой, так же без устали кидать отвал и кричать «подъем» и «выход» таким же дурным голосом. После окончания школы она даже рассталась с длинной косой и постаралась максимально приблизить свою прическу к бритому черепу любимого начальника. Тем не менее, движимый заботой о душевном здоровье романтической барышни и не желавший ей тяжелой участи, подобной своей, Вадим Леонидович из лучших побуждений отсоветовал Эмме, а также ее родителям поступать на кафедру археологии. Он считал, что можно стать вполне приличным человеком, и проводить в экспедиции отпуск, как все и делают. Утратив смысл жизни, Эмма стала метаться между разными ВУЗами и в результате попала в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Первые два года, проведенные в этом заведении, прошли спокойно с летними выездами на прополку картошки, турнепса, сбор сена и сортировку зерна. А потом Эмма снова оказалась в экспедиции, но уже в Селитренном. Кроме уже известных выдающихся археологов, ей встретился там Леонид Теодорович Яблонский. В то время он был молод, обаятелен, чертовски хорош собой, проникновенно играл на гитаре и пел разнообразные песни бархатным голосом. А главное – он очень ценил Эмму за умение почти молниеносно расчищать погребения и не считал, что став археологом, она загубит свою молодую жизнь. В результате Эмма не променяла романтическую работу по расчистке погребений под синим небом Селитренного и руководством очаровательного начальника, на студенческую практику, состоявшую из унылой переборки гнилой картошки под дождем и снегом в Подмосковье. А через год она вообще оставила Тимирязевку и уехала на весь сезон (а сезон тогда был 4-4,5 месяца) в экспедицию в Поволжье.

В 1979 году Эмма Зиливинская поступила в МГУ им. М.В.Ломоносова на кафедру археологии. Во время учебы в университете она работала лаборантом и реставратором в Институте археологии АН СССР. Без отрыва от раскопа родила дочь Асю и там же в раскопе ее воспитывала. В 1981 году, как раз накануне рождения Аси, Эмме Давидовне впервые доверили вести раскоп, а в 1983 она впервые получила Открытый лист. В 1985 г. Э.Зиливинская успешно закончила университет и защитила диплом по баням Золотой Орды. С тех пор круг ее научных интересов значительно расширился, но слава «знатной банщицы» Золотой Орды преследует до сих пор. После окончания учебы Э.Зиливинская продолжала трудиться в Нижнем Поволжье в рядах сотрудников ПАЭ. До 1997 года она работала в Институте археологии РАН и кафедре археологии Московского университета исключительно на договорных, «декретных» и грантовских ставках, так как при переходе в штат того или иного научного учреждения от нее непременно требовали оставить милое сердцу Поволжье и расстаться с любимыми и родными начальниками – Г.А.Федоровым-Давыдовым, В.Л.Егоровым и В.В.Дворниченко. А на это она пойти не могла. Только в 1997 году, когда Эмма Давидовна уже давно сама была начальником экспедиции, ее приняли в штат Института археологии без всяких унизительных условий. В 2004 году она перешла на работу в Сектор этноархеологии Института этнологии и антропологии РАН, где и работает до сих пор.
В 1991 г. Э.Д.Зиливинская защитила кандидатскую диссертацию на тему «Монументальная архитектура Золотой Орды». В настоящее время она является автором более 50 научных работ по археологии средневековых памятников Нижнего Поволжья и Северного Кавказа. Периодически читает спецкурсы на кафедре археологии Московского университета.

До последнего времени круг научных интересов Эммы Давидовны был связан преимущественно с изучением золотоордынского города и монументальной архитектуры Золотой Орды, а основным объектом исследования являлось Селитренное городище. Тем не менее, она много работала и на других памятниках. В 1985-1987 Э.Зиливинская побывала в экспедиции в Старом Орхее в Молдавии, где сняла план и сделала описание самой грандиозной бани в Золотой Орде. С 1988 г. она работала на Северном Кавказе, сначала в Зильги (Северная Осетия), а потом - в Маджаре (Ставропольский край). С 1991 по 1998 гг. она являлась начальником Маджарской экспедиции. В краткие минуты отдыха от раскопок родила еще одну дочь Соню.

В 2000 г. начались раскопки на Самосделке, и Э.Д.Зиливинская разрывалась между Селитренным и Самосделкой. В 2001 г. она перебралась на Самосделку окончательно, но это уже отдельная история. Правда, ограничиться раскопками одного памятника никак не удается, поэтому сейчас Эмма Давидовна копает еще и в Казахстане, на городище Джанкент.

 

             
Hosted by uCoz